IT-хобби: интервью, после которого хочется бросить все и уехать в Болонью

В первые пять минут знакомства с Михаилом Меркуловым выяснилось, что у нас 29 общих друзей в Facebook. Только присев за столик в кафе, он принялся листать мой профиль, выясняя, откуда так много знакомых. Объединяет нас в прошлом общественная деятельность (да кто же в студенческие годы не активничал во всевозможных организациях?). Оттуда и все контакты. Поразмыслив, Михаил выдал: «Давай сразу на «ты». Ведь бывшие активисты на одной волне...

Рядом со мной капучино, диктофон и уйма вопросов в блокноте. С начала и до конца встречи не взглянула ни на один из них. Ритм беседы сразу задался по-товарищески легко с наболевшей темы — почему вокруг одни айтишники?

Для Миши ответ очевиден: растущий курс доллара в Украине вмиг повысил престижность профессии. Смышленые рванули на курсы переучиваться на фронтэндщиков и эйчаров. Но интерес к IT у специалистов из кардинально других сфер был всегда. За десять лет в профессии Михаил видел, как в программирование уходили юристы, медики, строители, филологи. В этом нет ничего плохо, но есть нюансы.

«Если раньше были люди, которые горели тем, чем они занимаются, то сейчас они относятся к этому только как к работе, как к какой-то степени заработка. Сегодня рынок перегрет еще больше, чем раньше. Кадров не хватает, и компании сходу готовы платить 1000-2000 долларов».

Эй, айтишник, где твой свитер с оленями?

Поменялся и образ айтишника. Еще недавно это был чувак в несуразных очках и свитере с оленями. Не подумайте, ничего против такого look’а не имею, но помните, как это забавляло? А после ребрендинга профессии перед нами «путешественник с айфоном последней версии, который может многое себе позволить». В Швеции их называют «новые богатые». У наших ребят ожидания по зарплатам завышенные, считает Михаил. Прежде всего из-за желания «отбить» стоимость курсов. Отсюда и повсеместная самоуверенность.

Стартап на мантиях

Карьеру собеседник строил от инженера контроля качества до операционного директора (нынешняя должность). Он немного разбирается в маркетинге, знает финансы и HR, понимает, как управлять компанией. А девять лет назад, сидя на кухне съемной квартиры с Дмитрием Хубетовым, основатели Travel Generation (далее — TG) придумывали бизнес на… мантиях для выпускного.

До 2009 года в ХНУРЭ, который окончил Михаил, торжественного вручения дипломов не было. Парням это показалось несправедливым: пять лет жизни отдать вузу, потратить нервы на сессии и пересдачи, и в конце концов — пришел в деканат, забрал документ и сухое «До свидания» от секретаря… Заручившись согласием декана, Михаил попросил часть суммы на ткань в профкоме, часть — у студентов. Выпуск прошел по-европейски — в нарядных мантиях. Инициаторы скромного стартапа ушли, мантии остались лежать в профкоме… Тогда ребята и поняли, что ниша-то пока свободна...

«Сидели на кухне и читали про универские мантии в Европе. Цвета относились к определенной специализации. Мы решили, что у нас нет столько денег, поэтому сделаем так: заняли денег у родителей; красные воротники будут магистры, а бакалавры и спецы — золотые. Через два года нас скопировали белорусы и россияне. По сути мы основали новую традицию в Украине», — вспоминает Меркулов.

Сегодня его партнер по бизнесу и друг Дмитрий Хубетов работает дизайнером в Global Logic.

«Вы не можете кричать, что в автобусе вам шумно, и вы хотите спать. Лучше тогда не едьте»

Согласитесь, на кухне вершатся великие дела. В этом случае тоже самое можно сказать и про TG. Когда проект стартовал, бомжтрипы не были особо популярны. Формат бюджетных поездок только заходил на украинский туристический рынок. От этого только интересней «обкатать» все по-своему.

Я же не медлю с аргументами против автобусных туров. Невыносимо же: 20-30 незнакомых людей, несколько часов сидячих переездов, постоянные экскурсии… Миша перебивает и возражает: во-первых, по программе бывают города, где участники сами выбирают себе маршруты и развлечения; во-вторых, плюс большой компании, считает Меркулов, в том, что ты всегда найдешь человека на одной волне с тобой.

«Во время знакомства с потенциальным участником предупреждаем: в автобусе будет обязательных два ночных переезда и шумная вечеринка. Вы не можете кричать, что вам шумно, и вы хотите спать. Лучше тогда не едьте. Зачастую на этом моменте нам говорят: «Да-да, такая поездка именно для меня», — улыбается Михаил.

Для организаторов такие поездки всегда испытание. Группа из десяти людей управляется сложнее, чем группа из 60-ти. В первые дни все еще стесняются свободно выражать эмоции. Но спустя неделю сидящая рядом приятная блондинка может превратиться в истеричку, которой то холодно, то душно, а веселого паренька захочется попросить замолчать и не шуметь на весь автобус.

«Седьмой день поездки — это день, когда завязываются конфликты. В этом году специально сделали его днем разгрузки. Мы как раз были в Болонье. Заселили ребят и сказали, через сутки встречаемся. Делайте, что хотите. Вечером все встретились возле автобуса и начали делиться впечатлениями, кто где был. Радостные такие, не наговорятся. Значит, сработало».